ОТЕЛЬ В МОСКВЕ ОТЕЛЬ В СУЗДАЛЕ
Забронировать номер:
+7 495 150-28-28
Связаться с отелем:
+7 495 241-35-51
Забронировать номер:
+7 495 150-28-28
Связаться с отелем:
+7 49231 238 88
+7 804 333-94-26
RU|EN
система онлайн-бронирования

На Новой сцене Александринского театра назвали лауреата премии «Национальный бестселлер»

https://vecherka-spb.ru/2017/06/05/kino-i-cirk/

Вечерний Санкт-Петербург (газета)

 На Новой сцене Александринского театра назвали лауреата премии «Национальный бестселлер»

Ее обладательницей стала Анна Козлова, награж­денная за роман «F20». Премия «Национальный бест­селлер» существует семнадцать лет и за эти годы, как и всякая уважающая себя культурная институция, обросла некоторым количеством обычаев, ритуалов и правил. Одно из которых – премия вручается в Зимнем саду гостиницы «Астория» – в этот раз было нарушено. Но осталось незыблемым правило, что малое жюри выбирает победителя, голосуя здесь и сейчас, практически в прямом эфире (на YouTube шла трансляция). В этом году малое жюри составили рэпер Баста, актриса Анна Ко­вальчук, кинорежиссер Борис Хлебников, композитор На­стасья Хрущева, архитектор Сергей Чобан, прозаик Леонид Юзефович – лауреат прошлого года. Почетным председателем жюри на этот раз стал генеральный директор Первого канала Констан­тин Эрнст. В шорт-лист вошли семь книг: историческое исследование Сергея Белякова «Тень Мазепы», сочинение актуального художника Александра Бренера «Жития убиенных художников» – продолжение его художественной деятельности средствами нон-фикшен, сборник Елены Долгопят «Родина» и четыре романа: «F20» Анны Козловой, «Патриот» Андрея Рубанова, «Головастик и святые» Андрея Филимонова и «Эта страна» прозаика, укрывшегося под псевдонимом Фигль-Мигль. Ведущий церемонии Арте­мий Троицкий подробно, внятно и очень точно представивший публике тексты претендентов, никак на решение судей повлиять, разумеется, не мог, но из его конферанса, напоминавшего в иные моменты о Жорже Бенгальском, следовало, что наибольшие шансы – у Бренера и Козловой. Они, собственно, и вышли в финал ноздря в ноздрю – голоса судей разделились как 2:2, еще по одному голосу получили Елена Долгопят и Андрей Филимонов. Интрига была еще и в том, что художник Бренер в полном соответствии со своими эстетическими и этическими воззрениями на церемонию демонстративно, судя по всему, не явился, что грозило скандалом, ибо премия «Националь­ный бестселлер», согласно ее положению, вручается только тем, кто находится в зале. Но положение спас Эрнст, предсказуемо отдавший свой голос Анне Козловой. Человек высокой книжной культуры, библиофил, обладатель одной из самых представительных коллекций изданий двадцатых-тридцатых годов ХХ века, Константин Эрнст, предваряя свое решение, говорил о том, что падение интереса к литературе, наблюдаемое в последние лет тридцать, явление сугубо временное, поскольку именно литература лучше всего «проговаривает время». Главному медиаменеджеру страны, разумеется, виднее. Но как «проговариватель времени» проза сегодня явно уступает неглупым сериалам. Нынче литературное произведение имеет шанс и перспективу, только если является сверхрадикальным, по-цирковому эффектным художественным жестом либо как основа для экранизации. Вот и автор «F20» явно имела в виду картинку, дав своему тексту о жизни сестер-шизофреничек подзаголовок «Кинороман» и складывая слова в такие фразы: «По­том появились голоса. Они звучали в голове Анютика, но если дома их еще можно было как-то терпеть, то в школе голоса становились настолько громкими, что Анютику хотелось биться об стену, только бы они замолкли. Сначала я не очень серьезно относилась к голосам, но она так много о них говорила, что постепенно я привыкла и даже втянулась в их вечный гул. После школы мы приходили домой, я разогревала сваренный бабушкой суп, мы ели, а потом садились рядом, и Анютик повторяла для меня, что говорят голоса». Экранизировать, как видим, несложно.

Анна Юрьевна Козлова уже становилась финалистом «Нацбеста» с книгой «Люди с чистой совестью», но нам она знакома как сценарист Перво­го канала («Краткий курс счастливой жизни», «Развод» и проч.), так что вердикт председателя жюри сенсационным назвать сложно. Лично мне жаль, что не получил главный приз роман Андрея Рубанова «Патриот», что пролетел мимо наград очень смешной и превосходно сконструированный роман о contemporary art Андрея Степанова «Бес искусства» – он хорошо бы смотрелся в финале, соперничая с текстом Бренера. Но «Беса искусства» отцепили еще на предварительном этапе. Были все шансы у книги эссе «Непе­реводимая игра слов» Александра Гарроса, но лауреат «Национального бест­селлера» 2003 года скончался несколько месяцев назад и был снят с забега, ибо по регламенту «Нацбеста» живые соперничают только с живыми. Не повезло Михаилу Гиголаш­вили и Алексею Иванову, чьи тексты были уж точно не хуже творений финалистов. В общем, как принято говорить в таких случаях у спорт­сменов, победил сильнейший, но не лучший.

Премия «Национальный бестселлер» известна не только прозрачностью процедур и непредсказуемостью результатов, но и финансовой лабильностью, но в последние годы, сколько можно судить, ее положение довольно прочно – спасибо сети отелей «Велий» и частным лицам, благородно поддержавшим культурное начинание (более ста человек, между прочим). Не то чтобы я давал уважаемым организаторам премии непрошеные советы, но, раз уж «все в порядке, деньги есть», может быть, имеет смысл учредить спецпризы и процедуру wild card, как на крупнейших театральных и кинофестивалях, и спортивных соревнованиях? Никакой справедливости в литературе, а тем более в премиальном процессе, конечно, нет и быть не может, но, как говорил один персонаж бесчисленных литературных произведений, «всей водки не выпить, всех девушек не перецеловать, а все же стремиться к этому надо».

Автор – Сергей КНЯЗЕВ.